Главная
  Новости
  Именины
  Актеры
  Теленовеллы
  Кино
  Создатели сериалов
  За кулисами
  Фотогалереи
  Музыканты
  Музыка | Видео
  Резюме серий
  Рейтинг
  Бразилия
  Португальский язык
  Разное
  Фанфики
  Ссылки



=форум= =авторам= =меню на английском= =написать письмо=
Форум  Авторам                                                                                             Navigation in English
Фанфики | Творчество поклонников








Педру и Синтия: размышления и впечатления


"Семейные узы" - мой любимый бразильский сериал. Пусть неидеальный, со своими серьезными достоинствами и недостатками, но именно любимый, сюжетные линии, атмосфера, герои которого меня зацепили больше всего. А Педру (Жозе Майер) и Синтия (Элена Раналди) - любимые персонажи этого сериала. Не только вместе, но и каждый из них в отдельности, они захватывали мое внимание настолько, настолько наполняли меня разнообразными впечатлениями, что я могла подолгу думать об этих героях уже после того, как выключала телевизор и начинала заниматься другими делами. Я говорю "разнообразными впечатлениями" потому, что их отношения казались мне более живыми и многогранными, чем многим другим зрителям, порой усматривавшим в развитии этой сюжетной линии не более чем набор стереотипов, затертую схему, не одушевленную индивидуальным содержанием. Американщину, кальку с дамского романа и немного вестерна. Природа, лошади, ковбойская одежда, музыка в стиле кантри...

Семейные узы А я - нет. Я с самого начала видела в отношениях героев некий "второй" смысл, выраженный не столь ясно и рельефно, как "первый", придававший этой сюжетной линии оригинальность и трогательность. Что скрывать, мне и самой кажется, что это содержание было, хотя и намечено, но до конца не раскрыто автором. И я решила попытаться его "раскрыть", но не путем художественной фантазии, а путем анализа имеющегося, также достаточно богатого, пусть и не безупречно представленного материала. Постараться копнуть поглубже и отметить нюансы, при этом избежать явных натяжек и додумываний. Вашему вниманию - мои размышления и впечатления по поводу отношений героев "Семейных уз" Педру и Синтии.

Синтия - привлекательная молодая ветеринар, работающая в конюшнях Алмы вместе с Педру. Она энергична, доброжелательна, независима и имеет успех у мужчин не столько благодаря кокетству, обаянию классической женственности, сколько благодаря уверенности в себе и свободной и открытой манере общаться. Но если Педру работает в конюшнях Алмы уже последние лет пятнадцать-двадцать, то Синтия устраивается на работу туда только в начале сериала. И "ей предстоит иметь дело с настоящим зверем", как было сказано в одном англоязычном анонсе к сериалу. Педру не потерпит соперника, угрозы своему авторитету и власти на заводе в лице успешной и квалифицированной, несмотря на молодость, ветеринарши, ни в чем не намеренной под него подстраиваться и уступать. Но разве дело только в этом? Разве только ревность к профессиональной славе Синтии, которая, едва появившись, успела отдать кучу распоряжений, идущих в противовес с распоряжениями Педру, завоевать расположение большинства работников завода и стать любимицей хозяйки, вызывает у Педру такое сильное возмущение и желание поставить на место зарвавшуюся ветеринаршу? Или в молодой и интересной, сводящей с ума силой и энергией своего характера женщине Педру почувствовал угрозу своему спокойствию совсем в другом смысле? Почувствовал, что она влечет его, волнует, как женщина может волновать мужчину? Не признаваясь даже себе самому в своем интересе к "новому специалисту", Педру нарочито демонстрирует в отношении Синтии враждебность и готов идти с ней на конфликт при любом удобном случае.

Почему? Почему просто не дать понять "ты мне нравишься"? Педру несвободен, он несколько старше Синтии, а она красива, интересна, имеет поклонников. И она безошибочно раскусила эту скрытую неуверенность властного управляющего, по ее собственному выражению "не привыкшего просить", а привыкшего "просто брать то, что ему нужно". Да и сама Синтия, привыкшая иметь успех, с первого взгляда заинтересовалась этим суровым, диковатым мужчиной, так отличавшимся от всех, с кем у нее были отношения ранее, и к тому же не проявлявшим открыто интереса к ней.

Отношения развиваются по классическому сценарию "от ненависти до любви", с той только поправкой, что любви между Педру и Синтией никогда не было. А была страсть, жгучее желание, подогреваемое борьбой за физическое обладание друг другом, и еще желание сломить другого, подчинить себе, взяв ситуацию в свои руки… "Страсть, случается, рождается из ненависти. Такая страсть бывает сильнее любви", - предрекала мудрая Алма, хозяйка конезавода, где работали Педру и Синтия. Изучение жизни и людей было для Алмы интереснейшим развлечением, она, бесспорно, отличалась хорошим знанием людей. И все же на этот раз она ошиблась. Ее фаталистическому предсказанию не суждено было сбыться, эта страсть вовсе не оказалась сильнее любви. Но постепенно в отношениях героев открылись совсем иные, неожиданные свойства…

В том, как показаны их отношения, замечательно сочетание интриги, динамики, ощущения страсти, создаваемого энергетикой актеров, оказавшихся на редкость гармоничным дуэтом, с трогательной непредсказуемостью некоторых действий, реплик, жестов героев, порой удивляющих зрителя и заставляющих гадать: что это? Только ли желание или нечто большее? Порой слова героев говорят об одном, а движения, голос, выражение глаз как будто передают нечто совсем иное… Игру актеров, в особенности Элены Раналди в этом дуэте, многие зрители воспринимали критически, указывая на неестественность некоторых жестов, выражений лица. Мне же все нравилось. В некоторых эпизодах ее игра была настолько примечательной и правдивой, что это сложно оспаривать. Например, сцена, где Синтия, сидя за рабочим столом в зоомагазине, спиной чувствует взгляд Педру, неожиданно решившего заглянуть к ней в надежде сорвать с ее губ несколько страстных поцелуев и в очередной раз заверить ее, что она будет его. Она вся преобразилась, по губам скользнула напряженная улыбка, взгляд как будто увлажненных глаз выражал одновременно и удовлетворение, и предвкушение чего-то. И моя мама, смотревшая сериал вместе со мной (а по сравнению со мной она просто знаток актерской игры), резюмировала: "Она (Синтия) всегда такая красивая становится, когда на Педру смотрит". К этому, пожалуй, следует добавить еще и то, что саму актрису Элену Раналди моя мама не считала красивой.

Семейные узы Некоторые сцены с их участием можно смотреть и пересматривать, не испытывая пресыщения. Некоторые фразы из их диалогов, пусть, порой, в целом и спорных, однажды услышанные, запоминаются на несколько лет: "Ты все, что я говорю, учишь наизусть? (Педру) - Нет. Только самое интересное. (Синтия)" "Не представляю тебя на дискотеке. (Снисходительная и в то же время очарованная улыбка Синтии) - Я профессионал, лучше вряд ли кто сумеет".

Это была не любовь. Но страсть, физическое влечение отнюдь не исчерпывали всей сути этих отношений. Что так влекло Синтию к Педру на протяжении длительного времени? Тяга к сильной личности, сексуальная привлекательность, его страстность, порой непредсказуемость, его темперамент? Да, это. Ощущение приключения, риска и азарта, желание встречаться с "таким мужчиной", его порой грубое и жесткое обращение с ней, возбуждавшее ее и побуждавшее померяться с ним силами? Одновременно отталкивавшее, так как было вызовом ее гордости. Да, но это не все. Жизнь Синтии, в сущности, - это некоторый опыт, сформировавший ее уверенность в себе, умение себя поставить. И все же в некотором смысле ее жизнь - чистый лист: ни настоящей любви, ни настоящих страданий. Она чувствовала, что у Педру это было, и от этого ее тянуло к нему. Она хорошо его понимала, интересовалась обстоятельствами его жизни в прошлом, пыталась его разгадать. Об этом свидетельствуют неоднократно высказываемые в диалогах с другими персонажами ее суждения о нем. "Он не из тех, кто разводится, он домостроевец", - небрежно обронила Синтия, когда рабочие оживленно обсуждали будущий развод управляющего. Развод состоялся, но все же по сути она была права.

Быть может, она понимала его лучше, чем любая другая женщина, связанная с ним по сюжету. Чем Элена, поглощенная собственными переживаниями, или Ирис, имевшая о Педру несколько упрощенное представление, видевшая в нем, прежде всего, то, чего ей недоставало, в чем более всего нуждалась лично она: "Мне нравится, как он себя ведет: говорит то, что думает, ни перед кем не заискивает. Он сильный. Он смотрит тебе в глаза и передает уверенность. В глубине души женщины любят именно таких". И, в общем, в ее словах немало правды: во многом Педру именно такой и есть. И все же в этом ее представлении чувствуется наивность вчерашнего ребенка, говорящего о предмете своих детских грез. Ирис в силу юности видит вещи и людей более простыми, ясными, однозначными, чем взрослые. И, естественно, видит не все. Синтия видела иное: его уязвимость, которой он стыдился как слабости и прятал, по ее выражению, под маской "каменной глыбы", потерянность человека, не нашедшего счастья в семье, главной опорой которого в жизни была любимая работа. В сущности, в своей работе, в своей любви к природе и лошадям он и был собой. Это было у них с Синтией общим: любовь к своей работе, к животным. Хотя для Педру, безусловно, это значило больше. "Думаешь, без этой работы я умру с голоду? Нет, я найду другую работу, где буду зарабатывать гораздо больше. А Педру - нет. Конезавод для него - главное в жизни. Лошади и это место ему дороже всего на свете. Ему трудно будет найти другую такую же работу", - говорила она Ирис, пытаясь отговорить последнюю от идеи сказать Алме, что они с Педру занимались любовью на конезаводе. Для Педру работа на конезаводе - больше, чем заработок, чем статус, чем удовольствие от того, что ты делаешь… Работа для него - образ жизни. К тому же он консервативен, трудно приспосабливается, сила привычки для него - большая сила.

Конезавод - единственное место, где он чувствовал себя целиком и полностью в своей стихии. В остальном же он вел образ жизни, который так и не стал для него до конца своим: городской житель, всю жизнь мечтающий жить на фазенде, который так и не смог или не захотел адаптироваться к реальности Рио. Однолюб, несчастливый в браке, при каждом удобном случае уезжающий на фазенду к родственникам, где он чувствовал себя более дома, чем, собственно, дома. Вспоминается момент, когда после трагической гибели Ингрид Синтия приходит в дом Элены выразить свое сочувствие Ирис, только что потерявшей мать, и встречает там Педру. Он стоит у окна и растерянно смотрит в пространство. Она подходит к нему, дотрагивается до его лица, говорит какие-то слова утешения, говорит, что он ранимый человек, и что ему нужно поплакать. Что так потрясло Педру в произошедшем? Сама по себе гибель Ингрид - только отчасти, хотя, конечно, смерть кого-то из близких - всегда потрясение, и, уж тем более, насильственная смерть. "Ингрид и Алесиу были для меня семьей, настоящей семьей", - говорит Педру.

Слишком много произошло всего за короткий срок. Развод с женой, союз с которой давно уже не давал ощущения близости, тепла и дома, но все же поддерживал некую видимость стабильности и устроенности, которая порой, даже будучи всего лишь видимостью, может оказаться весьма значимой. Смерть Алесиу, который воспитал рано потерявшего родителей Педру как сына, Ингрид. Вместе с их уходом оборвалась последняя нить, которая связывала Педру со временем его юности, с домом, в котором он провел детство, со средой, в которой только он и чувствовал себя на своем месте. Произошедшее коснулось Педру лишь косвенно, его горе несравнимо с горем Ирис, оставшейся теперь без обоих родителей. И все же это человек, прежний мир которого разрушился, одинокий, сейчас - как никогда уязвимый. "Я не знаю, как теперь жить", - говорит он на первый взгляд неожиданные слова, говорит человеку, с которым никогда не делился и не считал возможным делиться чем-то важным. Он смотрит не на Синтию, а немного в сторону и сквозь… Очевидно, в свою прошлую жизнь, которая такой, как раньше, уже не будет. Он не замечает порыва Синтии, того особенного чувства, отличного от всего, что могло быть между ними ранее, которое передает ее голос, взгляд, тщетно пытающийся поймать его ответный взгляд, ее робкий и трепетный жест - это прикосновение к его щеке… Гибель Ингрид, организация похорон.… Из троих людей, которых трагедия коснулась непосредственно - Ирис, Педру, Элена - Педру был единственный мужчина, от которого ждали поддержки, который должен был взять на себя все практические хлопоты. И Синтия сейчас была единственная, которая ничего не ждала от него, которая сама не пострадала, и, напротив, предлагала поддержку ему. И, хотя, скорее всего, это произошло случайно, но получилось так, что в тот момент он открылся именно ей. Пусть скупо, не вполне осознанно, в немногих словах. И все же порыв Синтии не встретил ответного знака. Невидимый заслон остался.

А спустя время продолжилась прежняя игра, которая велась по правилам, по умолчанию известным им обоим. Игра, достаточно долго удовлетворявшая их потребность друг в друге, до тех пор, пока с подачи Синтии она не перешла в "свободные отношения" - роман без обязательств. Этот роман без обязательств и его завершение удивительным образом напомнил мне классический в мировой литературе сюжет: зрелый мужчина с кучей проблем и связей, не вполне понимающий, что ему нужно, и женщина - любовница-подруга, интересная, самодостаточная, с сильным характером, не требующая от него слишком многого. Белла и Жан де Гэ из романа Дафны Дю Морье "Козел отпущения". Не совсем, конечно. И все же люди, читавшие роман, возможно, почувствуют некоторую справедливость такой параллели. "Педру, если тебе понадобится с кем-нибудь поговорить, можешь на меня рассчитывать", - эти слова Синтия говорила ему дважды: после гибели Ингрид и еще, когда стало известно о тяжелой болезни Камилы. Важные слова, так далеко не всегда говорят человеку, отношения с которым сводятся к легкой любовной интрижке.

Семейные узы Пожалуй, были моменты, когда оба они были близки к тому, чтобы влюбиться друг в друга. "Я люблю тебя, Синтия", - просто сказал Педру, очевидно, под влиянием обстановки: тихий, прекрасный вечер, неожиданное появление этой женщины, в последнее время как будто избегавшей его, весть о тяжелой болезни Камилы. Момент, когда больше, чем когда-либо, хочется любить и быть рядом с любимым человеком, чувствовать его ответную нежность. "Нет, ты не любишь, ты хочешь любить, это не то, - ласково и немного грустно улыбнулась Синтия этой искренней лжи. - Хватит объяснений". Впереди ночь, два человека, связанные чем-то, что меньше, чем любовь, но больше, чем то, что они еще недавно готовы были назвать… Нечто важное, и теперь это ясно. В этой части сериала очень уместна новая музыкальная тема пары Alan Jackson "I'll try": "I'm not perfect, Just another man, But I'll give you All that I am. And I'll try To love only you". Так редко бывает, что слова музыкальной темы пусть косвенно, но все же перекликаются с содержанием отношений героев.

Еще хорошо помню момент, когда Педру, развивая свою любимую тему о любви к животным, сказал вдруг, что у каждого нищего есть собака. Синтия удивилась и не удивилась одновременно: так неожиданно, просто и трогательно это прозвучало. Отвлеченное и в то же время что-то глубоко личное, сокровенное, чего не скажешь первому встречному... Из уст Педру, сурового, порой жесткого, скупого на проявления сентиментальных чувств человека это звучало по-особенному. Взгляд Синтии стал мягким и вдумчивым. "Таким я тебя еще не видела", - призналась она. "Нам еще многое предстоит открыть друг в друге", - последовал ответ.

Педру ошибся. Отношения прервались как раз тогда, когда между ними только-только начала зарождаться подлинная близость, когда только появились первые проблески, возможно, будущего настоящего чувства. Власть над ним прежней любви, снова вспыхнувшей после более двадцати лет разлуки, пусть уже понемногу начавшей снова уходить в прошлое, оказалась слишком сильна. Неожиданному для обоих сближению Педру и Элены способствовало необычное стечение обстоятельств, и люди, видевшие сериал, знают, что я имею в виду. Расставание Педру и Синтии было сдержанным, спокойным, не вполне обычным для сериалов. Без особых претензий, без долгих выяснений. Здесь Синтия оставалась полностью верна себе: как обвинять в измене человека, который никогда не клялся ей в верности? В отношениях с которым она сама всегда подчеркивала то, что они друг другу ничего не должны? Было в том, как она приняла случившееся что-то, что не могло не вызывать особенного уважения у зрителя: не гордость в узком смысле, не оскорбленное самолюбие, а трезвый взгляд на вещи взрослого человека, привыкшего строить отношения с людьми на основе понимания и взаимоуважения. Синтия знала, будучи во многом похожими, они с Педру в то же время были мало подходящими друг другу людьми. Впрочем, отсутствие любви делало возможным легче принять разрыв. Могли ли они быть вместе? Возможно, при определенных обстоятельствах.… Но в данных обстоятельствах не сложилось, не судьба.

Особенность показанных отношений в том, что, как я уже писала, они имели "второе дно". За страстью, борьбой за обладание постепенно в отношениях Педру и Синтии открывался потайной пласт, обнаруживший сходство характеров и судеб этих людей, которое и влекло их друг к другу, и отталкивало одновременно. Это сходство было частью удивительно: так ли много могло быть общего у женщины вроде Синтии, современной, воспитанной в демократичной семье, очень образованной с невежественным управляющим с домостроевскими замашками, человеком едва ли не другого времени? Но общность была: оба они были людьми крайне независимыми, гордыми, оба стремились "жить сами по себе". "Мы похожи, - скажет Синтия в конце, - у нас судьбы похожи - всю жизнь искать человека, который примет нас такими, какие мы есть. Педру этого человека уже нашел. Только он пока не понял этого, не заметил.… А я продолжаю искать".


Галина Богословская (Galinabogosl), январь 2008 г.
© 2001-2014 Braziliada TEAM. Все права защищены. При полной или частичной перепечатке материалов
разрешение Braziliada TEAM и активная ссылка на www.braziliada.ru обязательны.

Rambler's Top100